РОДИОНОВ Дмитрий Алексеевич

Московская область, город Солнечногорск

Мечтает о замене окон у себя дома

 

Денежные средства собраны!

 

Скоро разместим фото-отчет исполненной мечты!

(окна заказаны)

 

о жизни ветерана

Дмитрий Алексеевич родился 7 апреля 1926 года в с. Старо-Червово Кемеровской области. Когда началась война ему было 15 лет. 11 ноября 1943 взяли на фронт в 17 лет. Домой вернулся только через 7 лет в марте 1950.

Попал на Восточный фронт с Японией. 

После окончания войны с Германией войска перебросили на Восток. Шли по безводным пустыням с 6 утра до полуночи, солдаты падали и исходили кровью от обезвоживания. Не успевали поесть как опять в поход. Нашли тухлое озеро. Солдаты припали и пили, а лошади отказались. Когда шли колонной, то часто засыпали на ходу пока не падали. Часто, бывало, когда японец лежал в степи, подняв руку, как будто раненый. Солдат подходит помочь, а тот его стреляет. После этого, когда помощи просил реально раненый, то никто не подходил.

Воевал на пушке 45 калибра. Таскали её на себе, так как лошадей поубивало. Вспоминает, как однажды рота шла вперёд, а они прикрывали. Японцы начали стрелять.  Все спрятались во рву. Остались одни. 10 дней воевали днём, а ночью меняли позицию, копая лопаткой сначала для себя, а потом для пушки. Однажды рядом упал снаряд, но хорошо, что он не поленился и вырыл себе окоп поглубже. Засыпало с головой. Откопали. Не спали. После 10 дней боёв повели за город на отдых. Началась наступление японцев. Была сильная стрельба. Но после боёв от усталости он ничего даже не слышал. В этот день отходя японцы капитулировали. По официальным данным из дивизии погибших и раненых было 3500 человек.

Однажды разрезало пулей ремень на поясе. А как-то после ссоры с политруком тот во время сна подошел и выстрелил мне в голову. Каска крутанулась вокруг головы. Я поднял голову, но усталость была такой, что он снова уснул. На этом ссора закончилась. 

Самое яркое впечатление о войне — это постоянное чувство голода. Привозили мороженную картошку, капусту и разгружали прямо на снег. Варили вилок капусты и делили на 10 человек. Когда шли из столовой, то еще больше хотелось есть. Давали полную пайку и наедались только тогда, когда была комиссия, но после проверки пайку урезали еще больше. Как-то в наряде на кухне запихал в ширинку мороженную картошку, а потом варил её за туалетом. Казалось, что ничего вкуснее не бывает. Хлеб давали чёрный-чёрный. Но его не ели, а сосали чтобы продлить удовольствие.

Жили в землянках в степи. Было холодно. За дровами ходили на станцию за 18 км. Сами шли еле-еле, но при этом несли немного дров. Сил не было. От истощения не мог себя носить. Попал в госпиталь, но там не лечили. Просто была КО (команда отдыхающих). Тут заболел дизентерией. Давали отвар из риса и хлеб. Всех в КО кормили рисом и селёдкой, но давали очень мало. Попросил у солдата селедку в обмен на сахар и сразу стал поправляться. После окончания срока в 20 дней забрали в часть. Заболел воспалением легких. Отправили в госпиталь за 18 км зимой на лошадях. Там лечили. Пробыв здесь месяц, окреп и снова в часть.

В Китае были до сентября. Потом отправили в свою часть на территории России. И тех, кто был 1925 года рождения и моложе, оставили ещё 4 года служить. Ждали, когда подрастёт смена. Очень плохо кормили. Жили в землянках на 2-х ярусных нарах в поле. Постель делали из Перекати поле. Леса не было. Часто бураны, ветра. Местность называлась Даурия, станция Карымская, Бурятия. На границе с Китаем. До ближайшего города Чита 440 км.

В марте 1950 вернулся в Старо-Червово Кемеровской области.

error: Content is protected !!